«Голос России» Таллинский русский театр и «не розовские мальчики»

Российский академический молодежный театр (РАМТ) проводит фестиваль, приуроченный к 100-летию со дня рождения замечательного советского драматурга Виктора Розова. Из Эстонии в Москву приехал спектакль по его пьесе «В добрый час!»

Театром руководит Марат Гацалов, но молодой режиссер Иван Стрелкин, выпускник Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства, выбрал пьесу сам:

«Работа начиналась весной этого года в розовской лаборатории на Беговой. Я выбрал пьесу и показал эскиз. Эскиз заинтересовал Марата Гацалова. Он пригласил меня поставить спектакль в Русском театре в Таллине. Первый раз я ставил за границей».

На вопрос, сильно ли отличается устройство таллинского Русского театра от тех, где ему прежде доводилось работать, Иван Стрелкин ответил:

— Устройство принципиально не отличается от тех театров, в которых я работал. Но Эстония — это Европа, и сама атмосфера жизни, которая просачивается с улицы в театр, другая, она сказывается на менталитете, в том числе и русских людей. Но я не так много работал в театрах, чтобы суммировать и сравнивать этот опыт. В Таллине я работаю в штате театра всего несколько месяцев.

Сравнивать надо не Эстонию с Россией, а конкретные театры. Мне здесь очень нравится. Труппа профессиональная, но отзывчивая к требованиям режиссера. Так не везде бывает. Мне повезло. Большинство актеров театра выучены в России, в Эстонии живут по виду на жительство, а молодежь, занятая в спектакле, — это школьники, обучающиеся в студии при Русском театре. Они год занимались с Маратом Гацаловым. Сейчас эту Студию веду я, то есть они учатся второй год, а полный курс рассчитан на три года.

Мы хотим создать традицию русскоязычного театрального образования. Это, наверное, звучит романтично и идеалистично, но все же хочется, чтобы люди, которые занимаются в студии и играют в некоторых спектаклях, потом пошли бы в институт учиться театральному мастерству, и через какое-то время в Русский театр пришли бы свежие силы.

— Дорого ли стоят билеты на спектакли театра?

— Порядка 15 евро. Мне кажется, это вполне доступная сумма. Публика в основном русскоязычная. Спектакли идут на русском, хотя есть наушники и перевод на эстонский. Репертуар сейчас формируется с тем расчетом, чтобы это было интересно смотреть русским и эстонцам. Мы много делаем для того, чтобы конкурировать с другими театрами Таллина.

— Не было ли ощущения, что пьеса Розова устарела?

— У меня просто очень специфическое отношение к советской драматургии, потому что это мир, которого мое поколение не знает. Пьеса написана о времени, незнакомом моим ровесникам. Поэтому для меня Розов и Шекспир — понятия культурно близкие, но одинаково далекие. Я отношусь к этой пьесе не как к старомодной, а как к пьесе, написанной о мире, которого я не знаю. У Шекспира — то же самое. Это модель, которая имеет чувственное отношение к жизни, но не документальное.

— Но ведь у вас нет бабушки, которая видела Шекспира, а Розова она вполне могла знать.

— И что это меняет? Я же не могу всунуть себе в голову мозги своих родных. Мне не пережить этот опыт. Я могу только подложить свой опыт под чужие слова. Мне кажется, что все так и работают с классикой.

Но время Розова и наше время чем-то похожи. В этой пьесе есть тема, которая мне близка, в ней я вижу отражение собственного опыта. Действие происходит в совсем другой стране, но многое показалось мне знакомым. Советское время для меня как абсурдный мир Беккета. Документальных, исторических аллюзий не предполагалось.

— А вы видели молодых людей, которые отказались бы от протекции при поступлении в институт, как это делает герой пьесы Розова?

— Меня пугает, когда наше время описывают как время упадка, гнилости, продажности, потому что у меня нет таких знакомых. Это я вас могу спросить: «Кто воспользуется блатом, нагло и цинично глядя в глаза своим друзьям?» В моем мире таких людей нет. Эта история мне абсолютно близка.

Прочитать  полностью и слушать эфир можно здесь

http://rus.ruvr.ru/radio_broadcast/96017949/253821369/
Powered by Genius