Безжалостный и беспристрастный Фриш

Вторая половина ноября станет в Русском театре временем очередных премьер: 22-го числа выходит гоголевская «Женитьба» в постановке Игоря Лысова, а несколькими днями раньше, 19-го,  на Малой сцене будет представлен спектакль «Биография» по пьесе Макса Фриша, ее ставит Иван Стрелкин. Об этой работе мы и решили поговорить с постановщиком в преддверии премьерной среды.

– Наверное, нет смысла подробно представлять швейцарца Макса Фриша, писателя и драматурга популярного уже не одно десятилетие. В одном из его романов есть такой диалог:  «Вы рассказываете вымысел. – Я не рассказываю вымысел, я его переживаю». Какой вымысел, Иван, решили пережить вы?

– Как извилисто… Макс Фриш – один из моих любимых драматургов, он явление совершенно уникальное. В России ставился мало, про большое число его постановок в Эстонии тоже не слышал, но так или иначе Фриш, как мне кажется, автор волшебный – очень смелый, очень честный по отношению к себе, по отношению к нам, по отношению к тому, что его волнует. Причем он нередко беспощаден, безжалостен даже, но даже самые нелегкие вопросы Фриш в первую очередь задает самому себе. Проблемы устройства мира и человека в нем Фриш всегда сначала пропускает через себя, не апеллируя к обществу в целом , но обращаясь к душе человека. Нередко ее трудно назвать идеальной, но, исследуя ее, даже собственную, Фриш всегда беспристрастен.

– На первый взгляд, «Биография» Фриша достаточно проста: человеку дали шанс, а он им не воспользовался, и главный вопрос пьесы, вероятно — почему? А действительно — почему?

– Так это и есть самое главное, ответ на этот вопрос мы и ищем уже два месяца, надеясь что-то прояснить своим спектаклем. У Фриша человеку действительно дается возможность таинственным образом переиграть свою жизнь, с любого места переиначить, прожить по-другому что-то однажды случившееся. К примеру, встречу с будущей женой, дальнейшую жизнь в браке, отношения с родителями, словом, не вздыхать, а что-то сделать. И вот оказывается, что возможность-то дана, а сделать ничего нельзя. Почему? Об этом пьеса, об этом спектакль.

– Не следует ли из этого, что всегда проще, когда знаешь, что изменить ничего нельзя?     

– Менять надо не поступки, а себя и свое отношение к миру. А вот это и есть самое трудное.

– Когда читаешь эту пьесу Фриша, то обнаруживаешь, что она у него самая объемная из всех, сотня, если не больше страниц, что она многолюдная и в ней много разговаривают. Возможно, в давних 60-х, когда «Биография» писалась, это было в порядке вещей, но в наше время, перенасыщенное информацией, все ужимается до предела.

– Категорически не согласен. В каждую секунду жизни в этой пьесе происходит просто бешеное число событий. Слов, возможно, и много, но они не пустые, за каждым что-то стоит. Вот надо сказать что-то отцу, а слова не находятся. Вот жена, с которой, наконец, надо быть честным, но и тут не хватает мужества, и так каждый раз. Не знаю, можно ли назвать многословием то, что насыщено внутренней жизнью.

– Наверняка такая пьеса и перед актерами ставит необычные задачи?

– За год работы в Русском театре мне довелось встретиться практически со всеми артистами, и когда возникла «Биография», выбор исполнителей был уже осознанным, я уже знал, что для кого-то может стать интересным, хотя, возможно, и непривычным, в чем кто-то сможет раскрыться неожиданным образом. Так Сергей Черкасов стал профессором Кюрманом, роль Регистратора, конферансье такого, своего рода ведущего досталась Дмитрию Косякову, Антуанетту, реальную жену Кюрмана, сыграет Елена Тарасенко. А вот остальным членам актерской команды достанется сразу множество ролей, и, мне кажется, зрителю будет интересно наблюдать череду всевозможных перевоплощений, когда один актер играет сразу несколько разных ролей, а несколько человек — одну роль. На самом деле, разнообразие — одна из радостей театрально дела, и мы стараемся, чтобы получилось вкусно, ярко.

– Последний, возможно, из области личных, вопрос: рассказывая на сцене о чем-то, всегда рассказываешь что-то и о себе. Назовите это автобиографичностью, еще как-то…

– Нет, не могу сказать, что в «Биографии» есть мотивы моей судьбы, но, с другой стороны, в каждой пьесе, которую ставлю, всегда есть что-то, что может напомнить о том, что однажды было в твоей жизни, хотя ничто ничего не повторяет. Но всегда возникают подсказанные собственным чувственным опытом моменты, которыми делишься с актерами, а потом со зрительным залом. И как раз из этих моментов потом вырастает спектакль.

Автор: Николай Хрусталев

http://veneteater.ee/wp-content/uploads/2014/11/31.jpg
Powered by Genius