ВИКТОР СОЛЬЦ: ЖЕРТВА ЗАВЫШЕННЫХ ОЖИДАНИЙ

В спектакле украинского режиссера Влада Троицкого по пьесе Александра Николаевича Островского «Последняя жертва» есть немало интересных находок, однако их не хватило, чтобы целиком и полностью оправдать завышенные ожидания автора этих строк.

Когда идешь в театр на премьеру, стараешься выбросить из головы все лишнее и пытаешься смотреть, что называется, с чистого листа. В случае с «Последней жертвой» так сделать было трудно. Об украинском режиссере Владе Троицком и его неординарности говорили со всех сторон. Включишь телек, зайдешь в интернет, или просто начнешь общаться с кем-то из знакомых — получаешь в ответ восхищенные возгласы с непременным упоминанием названий «Гогольфест» и Dakh Daughters.

В итоге я отправился в храм искусства (Русский театр Эстонии) с абсолютно неправильным настроем, то есть с завышенными ожиданиями. Думал, сейчас-то меня ждет нечто фантасмагорическое с песнями и безудержными плясками, а текст Островского станет лишь стержнем, на который все это будет нанизано. Однако все началось слишком уж классически, даже чересчур. О том, что мы смотрим Троицкого, напоминал только оркестрик на балконе. Живая музыка всегда украшает и дополняет спектакль. Но до появления на сцене Флор Федулыча звук контрабаса и был единственной позитивной эмоцией в этом сонном театральном царстве.

Обед по-японски

Актер Леонид Шевцов ранее блистал в ролях Серебрякова и Фирса в постановках худрука Игоря Лысова «Дядя Ваня» и «Вишневый сад», но Флор Федулыч в его исполнении — это действительно бриллиант. Все в нем было прекрасно — и лицо, и одежда, и мысли, и слова, и паузы, и поступки. Ну, настоящий купец! Неудивительно, что после некоторых его фраз в Русском театре по ходу спектакля (практически немыслимое дело) раздавались бурные аплодисменты.

Итак, на исходе получаса игры маховик запускается. Содержание пьесы рассказывать не буду. Его найти легко, да и, зная Островского, сами понимаете, что все крутится вокруг денег и связанных с ними обманами. В общем, Федулыч повышает градус, и от действия уже трудно оторваться. Да, и декорации в виде домиков с кружавчиками, навевавшие тоску, меняются под жалостливую песню «У церкви стояла карета», оркестрик перебирается на задворки сцены, там же мы впервые наблюдаем огромную маску, которую Флор Федулыч представляет как недавно купленную картину.

Самый сильный момент перед первым антрактом — совместный обед. Лакей в исполнении Александра Жиленко льет по мискам зеленоватую жижу, причем каждому гостю по-особому, а вместо столовых приборов используются палочки для суши. Вот оно! Дождался я все-таки абсурда. «Неплохо, — думал я, потягивая коньячок в перерыве. — Ожидания начинают оправдываться».

Проиграть, так с музыкой!

Вернулся в зал, а там все еще веселее: контрабас и сотоварищи уже на переднем плане, зловещая маска тоже слегка приблизилась, оградки какие-то — думай сам, сад подле клуба они означают или же на кладбище намекают.

Второй акт — самый короткий и самый динамичный. Его кульминационный момент — то, как Вадим Григорьевич Дульчин (Игорь Рогачев) проигрывает деньги в карты. Это целый музыкальный номер, на который публика также ответила овацией. Игра — она и есть игра, будь то карты, или музыка, или актерство.

Прекрасен и кутящий Лавр Мироныч (Александр Кучмезов), в плясовой манере заказывающий различные яства. Любая фейсбучная группа а-ля «Что поесть?» и «Где поесть?» обзавидуется.

И не успел ты толком насладиться этой театральной радостью, как уже не очень трезвый друг Дульчина Лука Герасимыч Дергачев (Дмитрий Косяков) со сцены заявляет: «Антракт! Все к источнику!». Думаешь, что шутка, но и вправду приглашают пройти к источнику. Сорок грамм (мы же в Евросоюзе) коньячку, и ты начинаешь терзаться, что тот Дульчин, а верно ли обидел художника в самом начале. Может, просто чего-то недопонял, ведь дальше-то вроде все идет как по маслу.

Злой рок, или бег на месте

Но начинается третий акт и снова оркестрик где-то далеко на балконе, а декорации все в кружавчиках. Появляются провисания и замедленности, однако спасает дело великолепная реплика Глафиры Фирсовны (Елена Тарасенко), которую я оценил как работник новостного портала. Тетка приехала к Юлии Павловне, чтобы первой рассказать об обмане со стороны любовника. «Поди-ка, утерпи! Так тебя и подмывает, да чтоб первой, чтобы кто другой не перебил» — всем спецам информационного фронта посвящается.

А маска тем временем уже висит под потолком и в глазах ее — красные лучи. Злой рок, бог денег или попросту дьявол? Решайте сами, но выглядит впечатляюще. Развязка близка, хотя ружье (револьвер) и не выстрелит. Концовка сделана как по нотам, но, как говорилось вначале, были завышенные ожидания (хотелось более убойной жирной точки), которые меня и подвели. Не будь их, громко бы кричал от восторга, а так оценю просто как «выше среднего». Виктор Сольц Редактор ERR 23.11. 2015

http://bublik.delfi.ee/news/culture/scenograf-russkogo-teatra-v-pervuyu-ochered-dolzhen-vyigrat-spektakl?id=73022647
Powered by Genius