«Коронация»: такая мужская история

ДЕНЬ ЗА ДНЕМ 18. Ноябрь 2015 10:04 Николай Нортов, nikolain@dzd.ee

В Русском театре премьера: Игорь Лысов поставил пьесу польского драматурга Марека Модзелевского о том, как тяжело быть мужчиной.

Лысов в этом спектакле получился един в трех лицах: худрук театра, режиссер и вдобавок актер, причем почти в главной роли – он играет Короля, двойника героя Мацека (молодой актер Виктор Марвин). Слово «Король» не должно вводить в заблуждение: история, рассказываемая со сцены, никакого отношения к монархии не имеет. Это скорее бытовая драма – разве что наблюдаем мы за ней, словно находясь внутри протагониста.

Как хорошо без женщин и без фраз

Мацеку стукнул тридцатник, и его преждевременно настиг кризис среднего возраста. Фридрих Дюрренматт сказал как-то, что если мужчину старше 25 лет вдруг посадить в тюрьму, он будет точно знать, за что посажен. Для Мацека тюрьмой стала его жизнь: он заперт в обстоятельствах, погряз в женщинах, заплутал в родственниках. Мацек стал врачом по примеру отца, но работу свою давно и прочно не любит. Как и жену Беату (Анна Сергеева), которая на его и наших глазах превращается в несчастную истеричку. Он ходит к проститутке (Анастасия Цубина), потому что «это честнее, чем иметь любовницу». Приехав в гости к родителям, влюбляется в одноклассницу (Мария Павлова), с которой много лет назад переспал – и которая, как выясняется, родила от него сына.

У Мацека напряженные отношения с отцом (Олег Рогачёв), причем с детства: отец вечно молчит, а когда не молчит, брюзжит, и вдобавок пьет по-черному. Что до матери (ее блестяще изображает Лидия Головатая), это лицемерная особа, бросающаяся из эмоции в эмоцию с легкостью опытной актрисы; после пяти минут общения с ней начинаешь оправдывать склонность отца к выпивке (это, правда, лишь часть ответа). Есть еще сестра Богна (Екатерина Кордас), укатившая 17 лет назад в Америку «на две недели» и там оставшаяся, и теперь вернувшаяся домой на пару дней.

В родном городе Мацек встречает спившуюся, бредящую пациентку (Татьяна Космынина), в которой насилу узнаёт пани Крысю, мать школьного товарища Петера (Артем Гареев). Этих двоих связывает с семьей Мацека некая тайна. Какая – легко догадаться почти сразу, и его жизнь легче от этого не станет. Короче, куда ни кинь – всюду клин. Мацек в отчаянии. И только невидимый для окружающих Король в его голове цинично, но откровенно расставляет точки над «ё».

Он сидит, как положено, на возвышении, почти на троне; он наблюдает за героем даже не со стороны, а с высоты, вмешивается, советует, приказывает. Порой он циничная сволочь, порой – кто-то вроде Бога. Именно он, а не Мацек, встает лицом к лицу с отцом, именно он требует от Мацека наорать на Богну, которой никто не решается сказать, что она предала родных, именно он первым бросается к однокласснице, чтобы расцеловать ее с неприличной страстью…

Вокруг и около Короля

Кто такой этот Король, в принципе, тоже понятно более-менее сразу: не второе «я» Мацека, а, скорее, его внутренний отец, идеальный, тот, которого он всегда был лишен. Такой отец всегда рядом, всегда готов поддержать советом, согреть участием, если надо, выругать, даже высмеять, но по-мужски, без обид. Он понимает, потому что мужчину может понять только другой мужчина. «Коронация», невзирая на обилие женщин, вообще мужская постановка: слабый пол – это, по сути, статистки, вращающиеся вокруг Мацека, как планеты вокруг Солнца. Ох, нелегко быть центром вселенной!

На уровне идеи «Коронация» – о порочном круге не только в пространстве, но и во времени. Мацек обречен воспроизвести жизнь ненавидимого и любимого отца: у него тоже есть ребенок, которого он не воспитывает, и женщина, которую он любит, но с которой быть не может, а жить он вынужден с нелюбимой, и Беата со временем станет похожа на его мать, и вся ситуация повторится на новом витке, «и дальше, как заведено». Внутри мужчины – королевство, и корона должна передаваться из поколения в поколение. Король умер – да здравствует Король!

На уровне постановки всё играет на эту идею: действие происходит наполовину будто в астрале, трон Короля всегда в центре событий, вокруг него вертится мир. Фоном служат фотоколлажи, связанные с действием скорее ассоциативно и добавляющие спектаклю сюрности (наряду с биением закулисного сердца). Натурализм Модзелевского смягчен: хоть временами со сцены и матерятся, но в начале вместо «кровати, на которой занимаются любовью шлюха и Мацек», нам показывают пуритански обнимающиеся тени. Зато финал решен, наоборот, поэтически, обрамлен красивой музыкой и почти божественным пением.

«Коронация» была бы дивно хороша, если бы не исполнитель главной роли. Может, сказывается отсутствие опыта, может, еще что, но впечатление такое, что остальные на сцене живут (и немудрено – их персонажи очень жизненны), а Виктор Марвин своего Мацека именно что играет. В итоге Игорь Лысов, режиссер и Король, переигрывает актера и подданного напрочь, но спектаклю на пользу это, увы, не идет.

http://bublik.delfi.ee/news/culture/video-delfi-takoj-vizualnoj-kartinki-zriteli-russkogo-teatra-davno-ne-videli?id=72984115
Powered by Genius