Рецензия на постановку Игоря Лысова в Новом драматическом театре на Печерске

Задолго до назначения Лысова художественным руководителем Русского театра Эстонии (случилось это в мае 2014 года) режиссер начал регулярно бывать в Киеве. Первым результатом его работы с киевскими артистами стала серия сценических этюдов по «Идиоту» Достоевского, показанная в сентябре 2012 года на «Гогольfest». Из них, собственно, родились два спектакля печерцев: прошлогодний «Король Иудейский», где в качестве центрального персонажа выписан алчный честолюбец Ганя Иволгин (в самом романе, в общем‑то, герой второго ряда), и нынешние «Страсти по Идиоту».

Над последним спектаклем, вдохновленные наставлениями и поучениями Игоря Лысова, трудились две актрисы, они же режиссеры — Ольга Ларина и Анна Сергеева. У каждой из них по две роли, мужская и женская, которые они играют, не меняя длинные платья на мужской костюм и не снимая высоких каблуков: у Лариной — князь Мышкин и Аглая, у Сергеевой — Рогожин и Настасья Филипповна. Во втором акте, где предусмотрено участие всех четверых, каждая из актрис «удваивается» с помощью проекционных экранов.

«Страсти по Идиоту» доказывают, насколько визуально богатым может быть, казалось бы, традиционный, умный, «разговорный» театр, где между диалогами и монологами о вечном практически нет ни пауз, ни швов. Хорошо известный по работам в ЦСИ «Дах» Дмитрий Костюминский установил проекционные экраны в пять рядов, создав тем самым удивительно глубокое, многослойное пространство, на внешних и внутренних поверхностях которого проступают то густой сигаретный дым, то детали домашнего интерьера вроде изображения Спасителя работы Ганса Гольбейна (видеохудожники — Максим Побежинский и Алексей Тищенко) в доме Рогожина. Визуальный лабиринт, конечно, иллюстрирует и душевные блуждания героев Достоевского, и мало зависящее от них, изначально заданное свыше сложное мироустройство. Монохромная аскетичность костюмов, придуманных Лилией Луценко, также неслучайна. Пусть герои Ольги Лариной одеты в белое, а персонажи Анны Сергеевой — в черное, это всего лишь демонстрация глупой человеческой привычки сортировать всех на хороших и плохих. И об этом в спектакле тоже идет речь.

Собственно, Игорь Лысов вместе со своими последователями всю жизнь только тем и занимается, что пытается докопаться до сути вещей и текстов. Киевские артисты это подтверждают: «В процессе работы Игорь Владимирович говорил нам о том, что Достоевский — это океан и невозможно выпить его целиком, но можно выпить один стакан». Репетиция — это исследование. Спектакль — факт процесса. А все вместе составляет старый добрый театр, который, если ему удается быть до конца честным со зрителем, — всегда новый.

Юлия Бентя

Полную версию статьи читайте здесь

http://www.capital.ua/ru/time/23610-pechersk?issue=336
Powered by Genius