ГЛАВНАЯ ЛЮБОВЬ ГРАФА ОРЛОВА И ДОКТОРА АСТРОВА. Памяти Олега Рогачёва

RUS.POSTIMEES 26.07. 2016

Он часто вспоминал из Блока:

Тащитесь, траурные клячи! Актеры, правьте ремесло, Чтобы от истины ходячей Всем стало больно и светло.

Он говорил, что у него нет ни честолюбия, ни тщеславия, а только вера в театр, любовь к театру и неприязнь к кумирам, которых он никогда себе не создавал. В 1978 году он закончил Студию при Русском театре, и с тех пор выходил и выходил на сцену в убежденности, что искусство спасет мир. Со времен Студии жизнь его неразлучно была связана с сокурсницей Светланой Дорошенко, и то, что он не смог пережить ее, стало еще одним доказательством их любви. Трагическим ее гимном.

В спектакле «Как любить императрицу» по моей пьесе, поставленной Эдуардом Томаном, Олег играл в дуэте с Еленой Тарасенко главную роль — Григория Орлова. Точнее, он играл артиста, который играет графа. Он выходил с гитарой и пел:

И я тогда готов опять Судьбой переболеть, как корью, Но только чтоб была с любовью, И я не стал бы ей пенять Ни на гоненья, ни беду, Ни на ненастья, ни преграды, Лишь бы свою дорогу к аду Любовью вымостить в бреду.

Его Орлов был брутальным красавцем, «рубахой-барином», исполненным мужской силы и властности. Но главное в нем было — поиск и ожидание настоящей любви. И спустя десять лет, играя доктора Астрова в спектакле Игоря Лысова «Дядя Ваня», Олег Рогачёв вновь томился по истинной любви, которая для него равнялась красоте и спасению. Он был тем доктором Астровым, который манил мужской властностью над миром, особенной доблестью, украшающей достойно проигрывающих.

Сам он считал, что наиболее полно его внутренний мир и возможности смог открыть Юрий Еремин, очень дорожил своим участием в его «В Москву! В Москву!» и «Идиоте». Но в последнее время он близко творчески сошелся с петербургским режиссером Глебом Володиным, с которым они создали редкостный по глубине спектакль «Записки из подполья» по Достоевскому. Олег работал над материалом кропотливо, напряженно, всё глубже проникая в структуру текста классика. Такое совпадение: за короткий период у него было даже два Достоевских – «Запискам из подполья» предшествовали «Белые ночи» в постановке Ивана Стрелкина; всё бережно собиралось в актерскую копилку.

Олегу были подвластны и романтические герои и сугубо бытовые и комедийные. Много лет он играл в немеркнущем спектакле «Счастливых будней!», а в последний месяц готовился к роли в спектакле Игоря Лысова по пьесе Мопассана «Семейный мир» – «(Очень) дорогая жена».

Он говорил: «Актеры, по большому счету, вечные дети, идеалисты. Дети, потому что всю жизнь играют и им не надоедает, они хотят играть. А идеалисты потому, что всю жизнь верят, что красота спасет мир».

Олег сказал недавно, на одной из театральных посиделок, что актер, много проработавший в театре, вынашивает идею своего собственного спектакля. И даже если у него нет отдельных режиссерских способностей, то один спектакль он все-таки может и должен поставить. И Игорь Лысов тут же откликнулся: «Ставь, Олег, имеешь право!» Что за спектакль был им задуман, в какое зрелище хотел вложить он весь свой актерский опыт теперь уже не узнать, но думается мне, что таким спектаклем была вся его жизнь, безраздельно принадлежавшая единственной сцене, единственному творческому коллективу, единственной женщине. У него был характер крепкий, мужской, честный. Его уважали. Его побаивались, с ним были осторожны.

На последнем собрании театрального коллектива зашла речь о необходимости укрепления коммерческой составляющей. Олег встал:

– Давайте решим, мы будем все-таки заниматься искусством или коммерцией?!

Что тут скажешь? Конечно, он был идеалистом. И слава Богу!

И память о нем – ярком и самобытном актере, настоящем мужчине, умевшем любить верно и преданно; память о друге и коллеге сохранится в нас на долгие годы.

Елена Скульская

http://stolitsa.ee/area/culture/artist_i_chjelovjek_na_vsje_vrjemjena-on_otdal_svojemu_tjeatru_40_ljet_zhizni_i_ushjel_na_vzljetje_svojego_talanta/138652
Powered by Genius