Русский театр: звериные истории на улице Бродского

Мария РЕПСОН

Вечер сурка: Евгений Сушкевич и Александр Юдин в размышлениях о смысле жизни. фото: Елена Вильт/архив Русского театра В конце мая в Русском театре в рамках литературного фестиваля HeadRead прошли две премьеры в один вечер: ребята, которые последний год занимались в театральной студии сценической речью, вокалом, ритмикой, литературой и актерским мастерством, получили возможность свое мастерство проявить. Зрителю предложили два спектакля. Один – чисто поэтический, созданный на основе стихов Иосифа Бродского и Осипа Мандельштама, подобранных с несомненным литературным вкусом завлита театра Елены Скульской. В Малый зал уместилась целая улица с кафе и его посетителями. В малом зале был аншлаг; при таком зрительском интересе к будущим звездам подмостков им впору было отдать большой зал театра.

Свистят безумные птенцы

«Улица Бродского, кафе “Мандельштам”» – спектакль, в котором мы более получаса наслаждаемся не только прекрасными стихами, звучащими в неординарной, интригующей манере, но и понимаем, насколько это симпатичный дебют для пятнадцати выдержавших напряженный год в студии начинающих актеров. Я не стану называть их сейчас поименно, но в один прекрасный день, надеюсь, эти имена впишут золотыми буквами в историю Русского театра.

Кстати говоря, Русский театр Эстонии сейчас придерживается политики открытых дверей, а именно: в его студию может поступить любой человек (предрасположенный к игре или нет), который того хочет. Тридцать человек, включая меня, начинали осваивать в студии театральное поприще, но только половина из них отзанималась до конца и сыграла в спектакле.

Так получилось, что «Улицу Бродского, кафе “Мандельштам”» я увидела уже из зрительского зала. С большим интересом смотрела я этот спектакль, поскольку мне посчастливилось наблюдать само его зарождение; и очень радостно было видеть полный зал и прекрасный дебют заметно нервничающих, но заряженных идеей театра студийцев, ведь они – мои бывшие коллеги.

Актеры стихотворениями беседуют друг с другом так, как разговаривали бы посетители кафе. Особенность спектакля в том, что истории посетителей кафе передаются не столько смыслом стихов, сколько манерой прочтения, подачей, игрой студийцев.

«Мой Арлекин чуть-чуть мудрец, так мало говорит, мой Арлекин чуть-чуть хитрец, хотя простак на вид», – чуть хвастая, слегка лукаво произносит строки Бродского юная красавица, на что не верящая ей, возможно, завидующая толпа строками того же Бродского с презрением отвечает: «А в небесах летят, летят, летят во все концы, а в небесах свистят, свистят безумные птенцы…»

«За Паганини длиннопалым бегут цыганскою гурьбой – кто с чохом чех, кто с польским балом, а кто с венгерской чемчурой», – цитирует Мандельштама лихой молодой парень, явно положив глаз на одну из симпатичных посетительниц кафе.

«Жил Александр Герцович, еврейский музыкант, он Шуберта наверчивал, как чистый бриллиант!» – на манер частушки читают актеры стихотворение того же Мандельштама. Исполняют весело и задорно, ведь они молоды, полны жизни и пришли в кафе как раз за этим – пообщаться и повеселиться в хорошей компании.

Антураж для спектакля подобран нейтральный: однотонные, темные одежды у всех актеров, одинаково убранные волосы у девушек. И правильно. Зачем заострять внимание на какой-либо внешней детализации, когда со сцены льется словесная музыка Бродского и Мандельштама, когда сияют от естественного волнения и любви к своему делу юные лица студийцев? Абсолютно незачем.

Есть ли жизнь в форме гамбургера?

Целое кафе, целая улица действительно поместились в Малом зале Русского театра, но на этом волшебство не закончилось. Скатерть-самобранка кафе свернулась и развернулась уже зверинцем.

«Несколько звериных историй» – вторая часть дебюта студийцев, поставленная молодым режиссером Виктором Марвиным по одноименной пьесе популярного на западе драматурга Дона Нигро. Это несложная для понимания, занятная, забавная, смешная пьесочка, где главные действующие лица – звери, в которых люди нехотя узнают и себя.

Хотя кафе было местом действия первой части постановки, в него же нередко переносится действие и «Звериных историй». Мне понравилось, как ловко это было обыграно: вот сидят две симпатичные кошечки, попивая из бокалов что-то (наверное, настой кошачьей мяты) и рассуждая о том, что может быть «по ту сторону забора» и есть ли смысл гоняться за кончиком нитки, когда видно, что эту нитку держит рука, которая принадлежит мальчишке, который, в свою очередь, «принадлежит» маме; вот спорят три коровы на тему того, все ли будет хорошо в жизни, и в следующей сцене клиенту кафе, леммингу, приносят гамбургер (из коров же); вот попугай смотрит в меню, а на уме у него одно: «Полли хочет крекер!»

Изюминка «Звериных историй» в замечательно живом, хорошо и со вкусом подобранном, современном и понятном любому зрителю саундтреке. Может быть, это даже лучшая часть всего представления: актеры в спектакле играли и пели сами. Я уходила из театра с чувством легкой светлой зависти: выдержала бы и я этот год с ними до конца – владела бы своим голосом так же хорошо, как они.

«Улица Бродского, кафе “Мандельштам”»

Композиция Елены Скульской

Постановка: Мария Шорстова

«Несколько звериных историй»

Пьеса Дона Нигро

Режиссер: Виктор Марвин

Студия при Русском театре Эстонии (руководитель Игорь Лысов)

16. Июнь 2016

http://rus.postimees.ee/3734155/russkij-teatr-zverinye-istorii-na-ulice-brodskogo?utm_source=rus.postimees.ee

http://rus.err.ee/l/opinion
Powered by Genius