Как важно быть: Иван Стрелкин, до свидания!

Николай Караев

26. Май 2016

Бенберирующий джентльмен Алджернон Монкриф (Даниил Зандберг) размышляет о том, как бы ему стать Эрнестом. фото: архив Русского театра Премьера спектакля Русского теа­тра «Как важно быть Эрнестом» по пьесе Оскара Уайльда «Как важно быть серьезным» прошла 6 мая. Постановку показали трижды, в следующий раз ее можно будет увидеть в сентябре. В середине мая режиссер спектакля Иван Стрелкин уехал из Таллинна, где прожил несколько лет; «Как важно быть Эрнестом» – его прощальный спектакль.

Да здравствует маскарад

Пьеса «Как важно быть серьезным» считается чуть ли не лучшим творением Уайльда – самым смешным, самым ироничным, самым сатирическим. 121 год назад, когда первый спектакль по этой пьесе был представлен публике викторианского Лондона, успех был оглушительным. Викторианцы, что бы мы о них ни думали, умели и любили посмеяться над собой.

Как водится, современники видели в спектакле дополнительные, давно канувшие в Лету смыслы (так, многие понимали, что леди Брэкнелл – довольно злой шарж на леди Квинсберри, мать Альфреда Дугласа, юного любовника Уайльда; жила она как раз в Брэкнелле), но и без них пьеса ничуть не утратила ни обаяния, ни актуальности.

Главные герои Уайльда, английские джентльмены Алджернон Монкриф (Даниил Зандберг) и Джон Уординг (Иван Алексеев), откровенно двуличны: Уординг, воспитывающий кузину Сесили (Анна Сергеева) в загородном поместье, придумал себе живущего в Лондоне младшего брата Эрнеста и время от времени, когда хочется развлечься, его «навещает», а в городе представляется Эрнестом сам. Лондонец Монкриф с той же целью выдумал старого больного мистера Бенбери, живущего за городом. Оттого развлекательные поездки – к дамам, разумеется, – Монкриф определяет глаголом «бенберировать».

Прознав про юную Сесили, он отправляется в ее поместье как Эрнест, младший брат Уординга, благо, Сесили об этом распутном братце весьма наслышана и рисует его в самых романтических тонах. Уординг, в свою очередь, признаётся в любви Гвендолен Ферфакс (Анастасия Цубина), дочери расчетливой леди Брэкнелл (Елена Тарасенко), – тоже в обличье Эрнеста.

Добавим сюда тайну рождения Уординга, к которой каким-то образом причастна гувернантка Сесили, знойная мисс Призм (Татьяна Маневская), тоже влюбленная, в священника Чезюбла (Юрий Жилин), – и получится комедия, которую сложно испортить, но, при наличии режиссерского таланта, легко сделать еще ярче.

Ставить Уайльда можно несколькими способами: как комедию положений, как комедию нравов, как тонкий, насыщенный афоризмами фарс на грани абсурда. Иван Стрелкин решил не замыкаться на каком-то одном способе прочтения и палить из всех пушек: в одних сценах актеры играют так, как могли бы играть в черно-белых немых комедиях, экспрессивно, с соответствующими мимикой и жестами; в других, наоборот, превращаются в подчеркнуто сдержанных леди и джентльменов, изрекающих парадоксальные истины вроде «вся правда редко бывает чистой, иначе жизнь была бы невыносимо скучна» и «ненавижу, когда несерьезно относятся к еде, так поступают люди пустые, к тому же пошлые».

Особенно выделяется Даниил Зандберг, прекрасно играющий человека, который своим «бенберизмом», своим двули­чием просто наслаждается. Ведь без масок жизнь и правда была бы невыносимо скучна. Мы носим маски так или иначе – так давайте не стыдиться маскарада, а превращать его в высокое искусство.

Шедевры завтрашнего дня

То, что режиссер «Эрнеста» Иван Стрелкин уезжает, с одной стороны, бесконечно жаль, а с другой – более чем закономерно. Не секрет, что предпоследний проект Ивана, «Человек-подушка» по Мартину Макдонаху, вызвал внутри руководства Русского театра нездоровые бурления: нужен ли нам очень длинный, очень эпатажный, явно не слишком понятный «простому зрителю» спектакль? Поскольку главную роль в «Человеке-подушке» сыг­рал сам Стрелкин, с его отъездом судьба спектакля, надо думать, решилась окончательно. Видимо, Ивану стало ясно, что развиваться тут, мягко говоря, не получится. (И то сказать: слово «развитие» применительно к Русскому театру даже звучит странно.)

Как пишет сам режиссер в автоинтервью в программке к «Эрнесту»: «Таллинн на­учил меня одной вещи – если не прилагать каких-то особенных усилий, все что угодно в твоей жизни может затянуться на неограниченно долгий срок, хоть и на 30 лет. Может на 30 лет затянуться послеобеденное курение и сплетничанье с коллегами по цеху. Может на 30 лет затянуться чтение злобных анонимных комментариев на Delfi после статьи о твоем спектакле. Может на 30 лет затянуться послеспектаклевый банкет, переходящий в танцы на сцене и дикое похмелье на следующее утро, и слухи про грядущее сокращение штатов, и прочая, и прочая. Поэтому я решил уезжать. Я бы хотел, чтобы на 30 лет затянулась моя молодость, а не все это».

«Как важно быть Эрнестом» в этом контексте можно смотреть как спектакль режиссера, которого мы потеряли. Поскольку постановка откровенно, нахально удалась, к смеху примешивается изрядная толика грусти: других подобных спектаклей уже не будет. Может, это и не месть, но некий здоровый и веский упрек в «Эрнесте» все-таки содержится: вы хотели легкую комедию – так получите; я, если надо, умею и так; но это будет последний мой спектакль здесь.

Сказать, что Ивану Стрелкину удавались все постановки без исключения, значило бы погрешить против истины. Довольно рано выяснилось, что у режиссера есть некоторые проблемы с большой сценой. Во всяком случае, спектакли в малом зале – «В добрый час!» по пьесе Виктора Розова, «Губы Мика Джаггера» по пьесе Домана Новаковского, «Человек-подушка», плюс «Наши мамы покупали вещи, чтобы не было войны» по роману Елены Скульской в Театре фон Краля – смотрелись на ура. Постановки на большой сцене с ними контрастировали – и сравнительно удачный «Дом Бернарды Альбы» по Лорке, и совсем неудачные «Белые ночи» по Достоевскому. Впрочем, понятие «театральная удача» весьма субъективно.

Объективно же ясно, что Стрелкин умеет быть очень разным: он может осуществить разгульную деконструкцию классики (в случае с постановкой «В добрый час!» – советской), может блес­тяще интерпретировать современные сложные постмодернистские пьесы («Человек-подушка»), а может, если надо, поставить классическую викторианскую комедию Оскара Уайльда, причем на большой сцене, и вдобавок поставить так, что почти безостановочно смеешься три часа.

Собственно, это и есть молодость, когда ты все еще способен учиться, меняться, развиваться. Как писал ирландский поэт Патрик Кавана, «быть мертвым – значит перестать верить в шедевры, к которым мы приступим завт­ра». Иван Стрелкин определенно не мертв, как не мертвы герои Уайльда, точно знающие, как это, черт подери, важно – играть себя в мире, который делает все, чтобы ты стал не собой, а кем-то другим.

«Как важно быть Эрнестом»

Комедия Русского театра по пьесе Оскара Уайльда «Как важно быть серьезным»

Режиссер: Иван Стрелкин

В ролях: Иван Алексеев, Даниил Зандберг, Елена Тарасенко,

Анастасия Цубина, Анна Сергеева

Премьера состоялась 6 мая нынешнего года

http://rus.postimees.ee

http://rus.err.ee/l/culture
Powered by Genius