ЧТО НУЖНО СДЕЛАТЬ В ПОСЛЕДНЮЮ СЕКУНДУ

Елена Скульская о теракте на Дубровке: что нужно сделать в последнюю секунду

rus.err.ee Cегодня 12:00 Рубрика: Культура

Вспоминая трагедию «Норд-Оста», Елена Скульская делится размышлениями о мужестве, профессиональной стойкости и преданности своему делу, ярким примером которых стало поведение актрисы и певицы Марии Шорстовой в захваченном террористами театре.

Первый российский мюзикл мирового уровня «Норд-Ост» с не представимыми до сих пор эффектами, включая приземление на сцену самолета, шел уже год. У певицы, актрисы, режиссера Маши Шорстовой была целая линейка ролей: она играла в очередь с Екатериной Гусевой главную героиню — Катю Татаринову (фанаты ее лирического дара по многу раз ходили на спектакль), исполняла и комическую роль Референта (другая группа фанатов ходила только на те представления, где проявлялась эта грань таланта Маши). И по странной, забавно повторяющейся череде случайностей именно тогда, когда Катю играла Шорстова, происходили всевозможные накладки. Актеры стали всякий день спрашивать друг у друга: «Кто сегодня играет Катю?» – и, можно сказать, заведомо были готовы к какой-то нелепости. То самолет не может приземлиться на сцену в нужную точку, то ломается что-то из реквизита…

В 2002 году, спустя год после премьеры, когда сыграно было примерно 300 спектаклей, Театральный центр на Дубровке был захвачен террористами. Актеры и около тысячи зрителей оказались заложниками, и надежда на спасение была не очень велика. На вторые сутки заточения отчаяние стало пробираться во все поры человеческого организма. Актеров, особенно тех, кто исполнял роли положительных персонажей, выискивали и показательно издевались над ними перед зрителями. В голове туманилось, забывались вещи очевидные, но всплывали совершенно случайные жизненные кадры. И один из актеров спросил у другого, просто стараясь не упустить связь с реальностью:

– А кто вчера (то есть в момент захвата — Е.С.) играл Катю?

– Машка Шорстова, – ответил второй, всего лишь восстанавливая ход событий.

И тут они переглянулись и через секунду расхохотались в полумертвом зале, посреди трагедии, потому что, когда играет Машка Шорстова… И снова — хохот.

Так и надо, так и надо, – хочется закричать мне им в поддержку спустя тринадцать лет, а иначе не выстоять!

Катя Татаринова

А Маша Шорстова в день захвата действительно играла Катю. В первом действии юную девушку, а во втором — Катю спустя почти двадцать лет. В антракте надо было переодеться, изменить грим. В команду была принята новая костюмерша; она рассмотрела платье Маши и решила, что его нужно чуть-чуть погладить. Маша должна была уже стоять за сценой и ждать выхода, а платье куда-то исчезло. Она была раздосадована, потом раздражена, потом побежала наверх искать костюмершу и устроить ей скандал. Костюмерша дрожащими руками протянула ей платье. Маша, не произнеся ни звука — уже не было ни секунды лишней – молча натянула его и кинулась к сцене. Тут она услышала первый выстрел. Решила, что это — лопнул один из софитов, что совершенно не удивительно в день ее выступления. Она побежала дальше. А ей навстречу уже неслась подруга по спектаклю с криком: «Обратно, обратно, прячься!!!».

Девушки помчались, а террористы стреляли им вслед. Актрисы заперлись в гримерке на втором этаже. Их было трое. Второй этаж был огражден бронированной дверью. Но по первому этажу можно было обойти и подняться с другой, не защищенной стороны. Те, кто были в соседней гримерке, выпрыгивали из окна. Маша увидела за окном омоновцев, распахнула плотные шторы и помахала им. Она открыла окно, выпустила первую подругу, вторую, потом помедлила — она выключила чайник, погасила свет, убедилась в том, что в гримерке все в полнейшем порядке, и только после этого исчезла в окне. И спустя буквально несколько секунд в окне ее гримерки зажегся свет — это террористы нашли путь по первому этажу, им очень важно было вытащить в зал Катю Татаринову и доказать, что ее мужество и стойкость ничего не стоят.

А Машу Шорстову терзало только одно чувство — профессиональная ярость: «Я же должна быть на сцене. Я должна играть. Второе действие. Я обязана быть на сцене. У меня главная роль!»

«Последняя жертва» и другие

Мария Шорстова (Котлова) переехала из Москвы в Таллинн и сейчас преподает в Русском театре Эстонии вокал. Вы слышали ее работу в «Пире во время чумы», в «Последней жертве», «Женитьбе», «Коронации». Она работает и в Театральной студии, и мы вместе с ней готовим со студентами постановку «Улица Бродского, кафе Мандельштам».

Предполагается, что в новом сезоне она поставит с поющими актерами театра музыкальное представление, вечер романса.

Ее дебютное пение уже прозвучало на одном из вечеров в театре: у Маши удивительная манера исполнения, – она как бы только намекает на свои огромные вокальные возможности, она не расплескивается, не выливается водопадом вам на барабанные перепонки; это такая тончайшая акварель, чурающаяся жирных мазков и расплывшихся пятен. В ее сопрано есть отстраненность, недоступность, та явная дистанция, которая всегда должна отделять искусство от жизни…

Я все думаю: каким нужно обладать чувством внутренней гармонии, соразмерности, симметрии, чтобы выключить чайник перед угрозой смерти, пропустить вперед своих подруг, когда каждая секунда может быть последней. И как можно расхохотаться, сообразив, что с Машкой Шорстовой всегда связаны какие-то накладки, а в это время ты встречаешься взглядом с черной глазницей дула.

Участники того спектакля «Норд-Ост» неохотно встречаются с журналистами, людям редко хочется рассказывать о подлинной трагедии, изменившей жизни многих участников событий (если они вообще остались в живых).

Психологическая травма «Норд-Оста» осталась не только в тех, кто как-то был причастен к беде, но и во всех людях, наделенных хоть толикой воображения. И сегодня наше воображение питается все новыми и новыми ужасными перспективами…

… А Маша Шорстова, выбравшаяся из окна и прижатая к стене захваченного здания, изящно топает ножкой (отменная хореографическая выучка) и повторяет в ярости: «Мне надо на сцену!»

Теракт на Дубровке

Террористический акт на Дубровке, также известный как «Норд-Ост» — теракт на Дубровке в Москве, длившийся с 23 по 26 октября 2002 года, в ходе которого группа вооруженных боевиков во главе с Мовсаром Бараевым захватила и удерживала заложников из числа зрителей мюзикла «Норд-Ост» в здании Дома культуры ОАО «Московский подшипник».

Боевики были вооружены огнестрельным оружием, боеприпасами и взрывными устройствами. Общее число захваченных заложников составило 916 человек. По мнению российских властей, целью террористической акции было нарушение общественной безопасности, устрашение населения и оказание воздействия на органы власти Российской Федерации по принятию решения о выводе войск с территории Чеченской Республики.

В результате операции по освобождению заложников были убиты все находившиеся в здании в тот момент террористы и освобождены большинство заложников. По официальным данным, погибли 130 человек из числа заложников (по утверждению общественной организации «Норд-Ост», 174 человека). Андрей Крашевский Редактор

http://rus.err.ee/l/culture
Powered by Genius